Между белорусскими и киргизскими протестами не стоит проводить параллели: слишком разные общества, институты, экономики и геополитическое положение у данных государств. Соответствующее мнение корреспонденту «Политринга» озвучил политолог, глава аналитического бюро проекта «СОНАР-2050» Иван Лизан.

«Во-первых, у общества Киргизской Республики ярко выражена клановость, которая Республике Беларусь не присуща. Поэтому в Киргизии зачастую не важно, кто в какой партии и какие ценности декларирует – решает близость кланов и региональное происхождение. К тому же, в Беларуси за исключением религиозного фактора, житель Гродно от жителя Гомеля практически не отличаются, тогда как в Киргизии северяне от южан отличаются очень сильно», — обозначил он свою позицию.

В то же время, указывает политолог, отличаются и правовые культуры двух стран: киргизы – потомки кочевников, которые меняли ханов, как только они переставали устраивать элиты; у европейских народов бывшего СССР другие способы решения политических кризисов.

«Во-вторых, в Киргизии государственные институты подверглись разложению, силовики в протестах занимают нейтралитет, в отличие от РБ, где люди в погонах – опора власти. В КР множество НКО, их в республике, наверное, больше чем мечетей, которых, в свою очередь, больше чем школ. В РБ некоммерческие организации есть, но их мало, и они зачастую “на карандаше” у спецслужб», — акцентировал внимание он.

В-третьих, подчеркнул Лизан, у Киргизии предпоследняя экономика в ЕАЭС (меньше только Армения), она зависит от денежных переводов.

«Коронавирус сильно ударил по благосостоянию киргизов, показал немощь власти и государственных институтов, чем лишь обострил накопившиеся в обществе противоречия», — считает он.

В-четвёртых, убежден Лизан, протесты в Киргизии – это выяснение отношений между кланами, попытка найти баланс между ними, нарушенный текущим главой государства Жээнбековым и его союзниками из клана Матраимовых.

«Протест не преследует в качестве цели изменение геополитической ориентации КР с РФ на США. Дело в том, что для Киргизии Россия и есть Запад, тогда как для Беларуси “западом” является Польша. Протестами в Киргизии не управляют извне, а тот факт, что протестующие координируют свои действия в мессенджерах, не должен вызывать удивление. Будь протесты в Якутии, то там бы для координации использовался WhatsApp», — пояснил он.

В то же время Лизан обратил внимание на то, что ЕАЭС и каждой отдельной республике угрожают не столько протесты – они неизбежны – сколько нежелание властей слушать мнение населения, попытки элит договориться между собой, использовав людей в качестве статистов на выборах.

«Главная беда постсоветского пространства – отчуждение между властью и людьми, а не развитой сегмент Telegram», — подытожил он.

Напомним, что 4-го октября в Киргизии прошли выборы в парламент. Согласно предварительным итогам, победу одержали 4 из участвовавших в голосовании партий. 5 октября в Бишкеке начались массовые протесты. В ночь на 6-е октября протестующие захватили здание парламента, после чего подожгли его. ЦИК отказался признавать выборы состоявшимися.