По мнению политолога Ивана Скорикова, Россия может и должна принудить Лукашенко к тому, чтобы он не мешал формированию в Беларуси пророссийской оппозиции, об этом Скориков заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Как вы думаете, к чему все идет в Беларуси? Как относиться к заявлению Лукашенко о конституционной реформе и возможных досрочных выборах? Они действительно возможны? Или можно сказать, что Лукашенко в очередной всех переиграл?

-Да. Лукашенко в очередной раз пытается всех переиграть. Дело в том, что он анонсировал эти изменения до 2022 года. Но, естественно, никто не собирается ждать так долго: ни протестующие, ни Кремль. Получается, что у Лукашенко не так уж и много времени.

И здесь очень важную роль играет российское руководство, которое должно его принудить пойти на смену политического режима. Пусть даже это будет транзитом, оформленным через усиление роли парламента и формирование им нового правительства.

С другой стороны, торопиться и проводить эти изменения в течении одного-двух месяцев тоже нельзя: в данный момент пророссийских сил (нелукашенковских) фактически не существует. Это связано с тем, что Александр Григорьевич в период своего правления активно зачищал именно это политическое поле. В то время, как Змагаров и прозападных либералов он не трогал, чтобы делать из них пугало и на их фоне выигрывать очередные выборы. Поэтому одна из основных целей России — принудить Лукашенко к том, чтобы он дал карт-бланш формированию пророссийских партий.

– А есть ли у России возможность давить на Лукашенко? Какие для этого есть рычаги воздействия?

– В первую очередь, это экономические рычаги. Вся экономика Беларуси связана с Россией. Сейчас Лукашенко дали очередной кредит, который пойдёт на рефинансирование старого. Это был определенный пряник, за которым может последовать и кнут. И Лукашенко, будучи загнанным в угол должен прекрасно осознать, что если он не позволит пророссийской оппозиции формироваться, то Россия это начнёт делать сама. Хотя нам следовало заниматься этим весь предшествующий его президентский срок, и теперь мы пришли к тому, что почти все лидеров протестов прибрал к рукам Запад.

– Что будет происходить в белорусской политике при условии ее демократизации? Какая политическая сила сможет взять верх?

– Прежде всего, процесс демократизации не должен затягиваться до 22-го года, но он и не должен проходить за несколько месяцев, потому что те силы, на которые поставил Запад, активно институционализируются, создаются партии.
Лидеры протеста, которые находятся в координационном совете уже достаточно узнаваемые. У некоторых из них даже есть нимб Нобелевских лауреатов. Может быть, он перепадёт ещё кому-то (Тихановскую номинировали на Нобелевскую премию мира).

С другой стороны есть огромный общественный запрос на пророссийские политические силы. Однако сейчас у таких сил нет ни лидеров, ни медиаресурсов, ни финансирования сравнимого с денежными вливаниями Запада в координационный совет. Соответственно с таким фундаментом очень сложно сформировать какую-либо массовую, узнаваемую политическую силу, которая при этом была бы оппозиционной Лукашенко. Если же Александр Григорьевич будет формировать какую-то новую политическую силу, завязанную опять же на нем, то общество на это не купится. Люди не хотят Лукашенко-2. Операция «Преемник» будет выглядеть ещё большим издевательством в глазах протестующих. То есть Лукашенко должен передать власть, проиграв умеренной оппозиции, которая даст ему гарантии пенсионного президентского парашюта и гарантии безопасности. Данная умеренная оппозиция будет его критиковать, но конструктивно, а не так оголтело, как это делает координационный совет. И только такой оппозиции, на которой не будет надет поводок Лукашенко и которая будет пророссийской, общество и поверит.