По мнению публициста Алексея Ларкина, в ситуации с Беларусью осуждать нужно лишь конкретных силовиков за конкретные превышения полномочий, а все призывы к расправам над ними и их коллективной ответственности граничат с экстремизмом, об этом Ларкин заявил в интервью корреспонденту «Поднепровье Инфо».

– Как вы относитесь к тому, что белорусские оппозиционные телеграмм-каналы, публикуют данные силовиков, причастных к задержаниям и избиениям протестующих в Беларуси?

– Вопрос этот требует комплексного объяснения, давайте по порядку. Во-первых силовики, работающие на улицах и охраняющие порядок в городе, не имеют права скрывать свои лица под масками. Это абсолютный нонсенс. Работать с закрытыми лицами могут только те сотрудники правоохранительных органов, которые занимаются орг. преступностью, террористическими группировками и прочей непубличной повесткой. Но если милиция выходит охранять улицы городов, она должна нести ответственность за свои действия – в том числе «отвечать лицом», а не трусливо прятать его под маской. И не будем забывать, что белорусские силовики действительно виноваты в массовых жестоких избиениях граждан – это факт и мы не должны его отрицать только потому, что он выгоден оппозиции.

Тем не менее любые деанонимизации я категорически осуждаю, будь то деанон силовиков или обычных людей, эта практика очень порочна. Дело в том, что телеграмм-каналы не просто сливают личные данные сотрудников и их семей, они открыто призывают к беззаконным расправам и тут уже проходит грань между политикой и экстремизмом. Если бы оппозиционеры выкладывали личные данные и результаты расследований, посвященные лишь конкретным людям и их незаконным действиям – я бы понял их логику, но вместо этого они деанонят всех без разбора, пользуясь самым подлым из возможных, принципом коллективной ответственности.

Подобные процессы мы уже видели в США и других странах Запада, там левые активисты (по большей части «Антифа») начинали с деанонимизации сторонников Трампа и прочих «нетолерантных фашистов» (по мнению самой Антифы), таким образом, было сломано много жизней и сейчас прозападная белорусская оппозиция пытается перенести эти методы в свою страну.

– Возможны и нужны ли международные конференции по Беларуси, как они проводились по Донбассу? Где такие конференции могут проводиться?

– Внутренние дела Союзного государства России и Беларуси касаются только РФ и РБ, никаких других акторов в этом процессе быть не может. Поэтому какие-либо конференции и мероприятия по урегулированию ситуации могут проводиться или в Минске, или в Москве, на мой личный взгляд.

– Какая судьба может ожидать Лукашенко после того, как он рано или поздно сложит с себя полномочия президента? В Ростов к Януковичу? Или он сможет остаться в Беларуси?

– Думаю, Александр Григорьевич при любом исходе ситуации будет чувствовать себя сыто и тепло. Из всех российских городов на Минск больше всего похожа Москва, могу предположить, что в ней будущему бывшему президенту Беларуси будет уютнее всего.