В Белоруссии неспокойно. Кажется, что события зашли очень далеко. Народ уже днями подряд массово выходит на улицы по всей стране.

Вся эта ситуация, к сожалению, губительна для России. Александр Лукашенко почти всё время выдвигал России различные условия, а непосредственно перед выборами Минск ещё и обвинял Москву в заговоре, пока российские граждане, задержанные в Белоруссии, находились под угрозой выдачи Киеву. После спорных выборов президента и столкновений на протестах, когда стало понятно, что чёрт не шутит, Лукашенко опомнился и произнёс то, что давно надо было сказать и что всем и так очевидно: белорусы – это русские.

С другой стороны, как и на Украине до 2013 года, у России никого не было в оппозиции, никакой запасной альтернативы официальным властям. Сейчас даже сдержанная российская поддержка Лукашенко дополнительно настраивает против России часть протестующих. Почему народ машет красно-белыми польско-литовскими флагами, которые напоминают о времени нацистской оккупации, а не флагами России или чёрно-жёлто-белым имперским флагом, Андреевским флагом или каким-то другим русским флагом? Потому что белорусские власти систематично душили любую автохтонную, русскую альтернативу или взяли их под жёсткий контроль. Это, к слову, делает и президент Александр Вучич в Сербии или хотя бы пытается делать почти с каждой сербской национальной партией или движением.

В то же время часть белорусской оппозиции уже годами машет как раз бело-красно-белым флагом, ссылаясь на традиции Государственного объединения Польши и Литвы – Речи Посполитой (Rzeczpospolita). Они этот флаг брендировали как антирусский. То же самое относится и к лозунгу протестов «Жыве Беларусь!». В первую ночь столкновений, без конкуренции в другой символике, им удалось навязать визуальную идентичность всему протесту.

Теперь Россия после ряда катастрофических ошибок, которые годами накапливались, должна таскать каштаны из огня. Самое главное – не позволить, чтобы Белоруссия оказалась под контролем НАТО, о чём уже чётко сигнализируют и белорусская оппозиция, и некоторые западные лидеры. Но чтобы это сделать, надо предварительно реально оценить состояние дел. Добиться этого нельзя, если не избавиться от постоянного нытья о «майдане». Это условный рефлекс части политических аналитиков в России при возникновении любого протеста в любом уголке планеты, а если речь идёт о ближайших соседях России, тогда рефлекс особенно усиливается. При этом они не замечают идеологического конфуза у себя дома и тот факт, что первый и оригинальный «майданщик» Владимир Ильич Ленин всё ещё лежит, мумифицированный, в мавзолее на Красной площади и никто его оттуда не убирает. Значит, если не хотят наступать постоянно на одни и те же грабли, русские должны отказаться от старых формул и фраз – они должны проанализировать, чем располагают и как можно поступить в данной ситуации.

Были ли результаты выборов в Белоруссии сфальсифицированными или нет, это в конце концов не так важно. Впечатление от всего произошедшего какое-то печальное. Две устаревшие модели борются одна с другой: своеобразный постсоветизм с элементами национальной программы ленинизма, с реминисценциями прошлого и Великой Отечественной войны, – против восточноевропейского антисистемного проевропейского национализма. Что-то подобное происходило и на Украине. Особенно симпатичнo-печальными казались моменты, когда Анастасия Дмитрук и группа антироссийских певцов-активистов пели хором песню «Никогда мы не будем братьями», похожую на сербскую «С той, другой стороны радуги» («С оне стране дуге» – детская песня с участием сербских рок-звёзд-1990), хорватскую «Моя родина» («Моја домовино» – хорватская националистическая песня времён югославской войны 1991-го) или We are the world, которую пела специально на скорую руку созданная группа USA for Africa (1985).

Основное замечание в адрес режимов старого типа на постсоветском пространстве – это то, что они недостаточно «крутые» (not cool enough). И это правда так – они устаревшие и их время прошло. Но никто не сказал народу на улицах, который вот-вот избавится от страха, что и идеологическая матрица, на которую они клюнули, тоже устаревшая, при этом безнадёжно устаревшая. И весь конфликт на линии: Янукович – оранжевые, Лукашенко – бело-красно-белые – на самом деле устаревший конфликт, это конфликт прошлого времени. Как будто на Украине и в Белоруссии были скопированы события, которые остаток Восточной Европы стесал с 1989 по 1991 год. Но в полностью изменившемся международном контексте эти события выглядят анахронно и трагикомично.

Со стороны эти события выглядят как день сурка, так как слишком просто предугадать, что произойдёт, если Белоруссия повернётся в сторону Запада. В этом случае её ожидает массовое выселение молодого, работоспособного населения, потеря экономической самостоятельности и рабочих мест, расхищение ресурсов под предлогом приватизации и либерализации рынка, благодарность «спасителям» в образе иностранных инвесторов, уничтожение больших предприятий под предлогом развития малого и среднего бизнеса, которые являются «двигателями развития», долговое рабство и ценностное переформатирование общества.

Кроме всего прочего, Белоруссия сможет рассчитывать на гораздо более скромную «помощь» по сравнению с другими восточноевропейскими странами не только из-за мирового экономического кризиса, а и потому, что она далеко от хозяйственного центра (Германии). На примере Украины это уже было видно. Так что продолжение этой истории знакомо. Во-вторых, ни Украину, ни Белоруссию в Евросоюзе никто не ждет, а идеологические носители однополярной эпохи полностью обанкротились на самом Западе.

И та и другая идеологические матрицы, которые в данный момент предлагаются Белоруссии, безнадёжно отстали от времени, а сегодня, в отличие от 1989 года, когда и победители, и большинство будущих жертв думали, что грядут лучшие дни для всего мира и для них по отдельности, этого уже никто не сможет обещать. При этом я симпатизирую обеим сторонам в Белоруссии, так как, несмотря на то что они о себе думают, и те и другие для нас, сербов, – братья и сестры русские.

У Белоруссии серьёзная проблема с эстетикой, но ещё в большей степени с идентичностью. Кроме русского языка, который за последние годы терпит жестокие нападки как властей, так и небольшой антирусской оппозиции (которая теперь большинству народа навязала свой флаг), нить, связывающая белорусов с ними самими, – это Русская Православная Церковь. Проблема в том, что Россия, несмотря на то что в Белоруссии весь народ русский, в самом начале последних волнений не имела рядом с собой ни одну из сегодня противоборствующих сторон.

Это важно знать не только из-за самих событий, а из-за потенциально намного более опасных их последствий: если не соберутся вместе Россия и пошатнувшийся Лукашенко, но также и оправданно недовольный народ Белоруссии, последствия могут быть намного хуже.

Церковный раскол – это самое ужасное из них. Пример с попыткой отделения Русской Церкви на Украине и созданием так называемой Православной церкви Украины (ПЦУ) показывает, что это не только возможно, но и совсем вероятно, если в Белоруссии произойдёт революция, которая медленно трансформируется в антирусскую. Польша и страны Прибалтики, которые уже поддержали Светлану Тихановскую, выдвинули инициативу посредничать в переговорах. Чем такое посредничество закончилось в Киеве, мы уже видели.

Лукашенко душил русскую альтернативу, но, повторяю ещё раз, моя цель не его критиковать или тосковать по пролившемуся молоку. Особенно потому, что для меня как серба это неуместно – несмотря на сегодняшние события, я помню смелый и дружеский поступок Лукашенко, когда он приехал с официальным визитом в Белград в разгар агрессии НАТО против Союзной Республики Югославии. Сегодняшние события превыше политических элит, и, может быть, пришло время, чтобы верующий народ во всех русских землях проснулся.

В море новостей о выборах и демонстрациях есть и те, которые свидетельствуют об уже начавшихся покушениях на Русскую Православную Церковь. Поздравление русского Патриарха Кирилла, адресованное Лукашенко по поводу очередного выбора на пост президента, вызвало реакцию как у части российской общественности, так и в Белоруссии. Ожидаемо, из непризнанной большинством православных церквей Православной церкви Украины (ПЦУ) тут же понеслись заявления о том, что в Белоруссии появится церковная структура, независимая от Московского Патриархата. Это было ожидаемо. Священник ПЦУ Александр Дедюхин призвал сторонников молиться о белорусских братьях и пойти в Минск.

Это не только воображаемая опасность, которая зарождается в умах священников ПЦУ, так как около 30 священников Белорусского экзархата Русской Православной Церкви в нескольких городах Белоруссии уже 8 августа высказались против фальсификации выборов, пишет московская «Независимая газета». Эту акцию инициировал через свою страницу в «Фейсбуке» дьякон из города Гродно Дмитрий Павлюкевич. И римокатолики не остались в стороне – подобную акцию под названием «Католик не фальсифицирует» провела группа верующих из Минска и Гомеля.

Надо сказать, что как раз в Белоруссии уже существует карикатурная раскольническая структура наподобие той, которую Мираш Дедеич создал в Черногории (Мираш Дедеич – лишённый сана священник Сербской Православной Церкви, который представляется митрополитом непризнанной Черногорской православной церкви). Если Белоруссия полностью отвернётся от России и повернётся в сторону Запада, вероятно, будет предпринята попытка «переманить» большую часть официальной Церкви к раскольникам. Здесь Ватикан, так же как и во многих других случаях, не останется в стороне. Особенно имея в виду территориальные претензии определённых кругов в Польше к Белоруссии. Также в кампанию активно включились и протестантские церкви, и ряд сект.

Збигнев Бжезинский не зря как раз в Русской Православной Церкви видел главного противника после развала СССР. Сегодня эта церковь, хотя и терпит жесточайшие удары, существует на Украине. Тем временем в Белоруссии давно уже готовится нападение на неё. Идеи применить на практике опыт украинских или черногорских властей весьма живые.

Хотя сегодня мало кто думает о последствиях, которые на Церкви могут оставить события в Минске, этот вопрос намного более долгоиграющий по сравнению с вопросом, кто будет президентом Белоруссии, и именно этот вопрос как раз и определит, к какой цивилизации примкнёт часть русского народа, называющая себя белорусами.

Черногория должна стать маяком для всех православных. А сегодня в первую очередь для русских – великих, малых и белых русских.

То, что, в отличие от той или иной политической моды, не устаревает и всегда молодо – это Православная вера. Это понял народ в Черногории, объединился и вышел из строго политической матрицы. Я надеюсь, что Русская Православная Церковь, Россия как самая ответственная страна и центр своего мира и русские как народ поймут сигнал, который им отсылает малое стадо с Балкан, которое не боится (Лк. 12:32).

P.S. Статья была опубликована на сербском языке на портале ИН4С до того, как митрополит Минский Павел попросил освободить его от должности. На его место Священный синод Русской Православной Церкви назначил епископа Вениамина.

tsargrad.tv