Политическое лето в Беларуси выдалось не просто жарким — горячим. Благодаря совместным усилиям ОМОНа и варшавских телеграмм-провокаторов 9 августа наше общество оказалось расколото сильнее, чем в лихих 1990-х. Накал эмоций за неделю достиг пика, и у многих в голове мелькнула страшная мысль: а что если гражданская война станет реальностью?

Сейчас очевидно, что в белорусском социуме созрел запрос на перемены. С этим уже не спорят даже представители действующей власти. Выступая 16 августа перед Домом Правительства, Александр Лукашенко, не скрывая волнения, обратился к тем, кто не приемлет его курс: «Я хочу спросить у вас: чего хотите вы сейчас? Первое: вы хотите свободы? Скажите, какой?! Вы хотите перемен? Каких, что будем менять?! Вы хотите реформ? Скажите, каких, завтра начнем!»

Вне зависимости от того, как тот или иной человек оценивает 26-летнее президентство Лукашенко, стоит признать, что поставленные вопросы — ключевые для определения будущего страны. По логике ответы на них должна дать оппозиция в лице главного оппонента нынешнего главы государства Светланы Тихановской. С ней и с её командой связывают свои надежды очень многие. Признаюсь, я тоже хотел бы внести существенные коррективы во внутриполитический и внешнеполитический курс последних лет. Фактически этим летом я являлся потенциальным электоратом Светланы Георгиевны. Но, в отличие от большинства, всё же привык мыслить не эмоциями, а рассудком.

Первое разочарование постигло меня после прочтения официальной предвыборной программы Тихановской. Её текст состоял из общих слов и резюмировать его можно словами «За всё хорошее против всего плохого». Чиновники должны уважать людей, главное богатство страны — люди, труд учителей должен оплачиваться достойно, дружить нужно со всеми странами, но при этом чётко отстаивать свои интересы — есть ли хоть один человек в Беларуси, кто нашёлся бы что-то возразить в ответ на эти требования? Думаю, с этим согласился бы каждый, кто 10 августа стоял у метро Пушкинская по обе стороны баррикад.

Однако ещё больше разочаровал «проект реформ», на который ссылалась Светлана Тихановская в своей официальной программе, а сейчас стыдливо удалила, справедливо опасаясь всеобщего осуждения. Но, как говорится, кэш всё помнит.

Что же предложили белорусскому народу «независимые эксперты»?

«Выхад з “Саюзнай дзяржавы”, Еўразійскага саюзу, Мытнага саюзу ды іншых інтэграцыйных утварэнняў, дзе дамінуе Расея».

Во-первых, как уже было замечено, Таможенного союза не существует, поскольку с 2015 года функционирует Евразийский экономический союз. Данная «нестыковочка» сразу ставит под сомнение компетентность «экспертов», не говоря об их «независимости». Во-вторых, принятие решений в ЕАЭС и Союзном государстве — консенсусное. Россия не может навязать Беларуси или Казахстану своё решение силой (вспомните неудачные переговоры по интеграционным картам между РФ и РБ или демарш Токаева в мае этого года в связи с рассмотрением стратегии развития ЕАЭС). В-третьих, разработчики реанимационного пакета вообще задумывались над тем, к каким последствиям приведут эти неприкрыто антироссийские шаги для белорусской экономики, которая носит экспортоориентированный характер? На одну только Россию приходится 41,5% нашего экспорта, а львиная доля экспорта в страны Европейского Союза — это переработанная на НПЗ российская нефть или же продукция химической промышленности из российского сырья. Добавьте сюда одномоментную потерю рынка Казахстана, Киргизии, Армении, проблемы с транзитом в Азию, коллапс целых отраслей промышленности и сельского хозяйства, упадок моногородов. Реализация этого пункта программы явно не сделает Беларусь «страной для жизни».

«Забарона прарасійскіх арганізацыяў, дзейнасць якіх супярэчыць нацыянальным інтарэсам, а таксама расійскіх фондаў ды арганізацыяў, што фінансуюць такія структуры».

«Маніторынг сіламі грамадзянскай супольнасці дзейнасці пракрамлёўскіх ініцыятыў у Беларусі».

«Забарона на продаж расейскім кампаніям аб’ектаў беларускай інфраструктуры».

Наверняка у вас, как и у меня, возник резонный вопрос: почему все эти запреты и мониторинги касаются исключительно России? Пророссийские организации противоречат национальным интересам, а проевропейские априори не противоречат? Российским компаниям продавать объекты инфраструктуры нельзя ни в коем случае, а европейским, американским или китайским – вполне приемлемо? Пожалуй, это самое наглядное проявление русофобии. В дистиллированном виде.

«Забарона трансляцыі ў Беларусі публіцыстычных грамадзка-палітычных ды навіновых праграмаў, створаных расійскімі тэлеканаламі; уключэнне ў стандартны тэлевізійны пакет абавязковых агульнадаступных тэлеканалаў Латвіі, Літвы, Польшчы, Украіны».

И эти люди ещё рассказывают нам про цензуру в Советском Союзе. Сами же, как в известном анекдоте, говорят народу «не выёживайтесь, слушайте песню про комбайн».

«Вяртанне беларускай мове статусу адзінай дзяржаўнай, правядзенне комплекснай дэкамунізацыі і дэсаветызацыі Беларусі, беларусізацыя рэлігійнага жыцця ўсіх хрысціянскіх канфесій ды іншых рэлігіяў, беларусізацыя сістэмы адукацыі ўсіх узроўняў і формаў».

14 мая 1995 года в Беларуси прошёл референдум, который раз и навсегда закрыл языковой вопрос в нашей стране. Да, его инициатором был «плохой» Лукашенко. Но ставил на голосование вопросы «хороший» Верховный Совет (читайте постановление № 3728-XII), а конституционность плебисцита подтвердил «хороший» Конституционный Суд РБ — органы законодательной и судебной власти, которые в то время жестко конкурировали с президентом. Итоговый результат ни у кого не вызывал сомнений. И Центральную избирательную комиссию возглавляла не ненавидимая оппозицией Лидия Ермошина, а Александр Абрамович, проводивший признанные всеми президентские выборы 1994 года.

Зачем поднимать уже решенный в Беларуси языковой вопрос? Чтобы лишний раз расколоть белорусское общество? Маловато его раскололи за последние несколько месяцев? Кроме того, на любом повторном референдуме за русский язык отдаст свои голоса подавляющее большинство белорусов. Только вот «демократы» про референдум ничего в программе не сказали. Народу единственный государственный язык попросту хотят навязать, переломать людей через колено.

«Аднаўленне Беларускай Аўтакефальнай Праваслаўнай Царквы як нацыянальнай альтэрнатывы Беларускаму Экзархату РПЦ Маскоўскага патрыярхату».

Я, конечно, прошу прощения, но какое государству собачье дело до вопросов конфессиональных? Оно не имеет никакого права вмешиваться в религиозную сферу, равно как и конфессии нашей страны не имеют права влазить в политику. Понятно, что вдохновение авторы черпали у Петра Алексеевича Порошенко, который выбил у Константинополя для своей карманной церкви томос. Каков результат? Мордобой, ненависть в обществе, отжатие храмов.

Опять же, раскалывать авторы программы хотят Русскую Православную Церковь. Поддерживать старокатоликов или протестантские деноминации, чтобы ослабить Римско-католическую церковь, они не собираются. И мы все понимаем, почему.

«Ажыццяўленне памежнага і мытнага кантролю на мяжы з Расеяй».

Комментируя данный пассаж, не удержусь от того, чтобы добавить старую-добрую карикатуру Бориса Ефимова.

Автор всех вышеупомянутых предложений, лидер БНФ Алексей Янукевич, в Россию не ездит, ему хватает Шенгена, который, скорее всего, ему любезно предоставляют на льготных условиях посольства европейских государств. А как быть тем, у кого в России родственники? Россия — страна с крупнейшей белорусской диаспорой в мире. По переписи 2010 года в РФ проживает 521 000 белорусов. Надо понимать, что это лишь те, кто обозначил свою национальность как «белорус» (при небольшой этнокультурной дистанции между русскими и белорусами различия быстро стираются). Чтобы представить себе хотя бы приблизительно, какое количество нашей родни проживает в России, правильнее взять итоги переписи 1989 года (в советское время ассимиляционные процессы в Российской Федерации шли медленнее). По её данным, белорусов в РСФСР насчитывалось 1 206 000. И это минимум.

Возобновление таможенного контроля ударит в первую очередь не по российскому производителю, а по белорусскому экспортёру. Судя по всему, это никого не волнует. В ресторане «Союз Трёх Граций» за всё заплатят граждане нашей страны.

***

«Реанимационный пакет» обширен и для того, чтобы подробно проанализировать его, нужно написать отдельную брошюру, а не статью. Популизм в разделах, касающихся социально-экономической сферы, неплохо разобран на You-Tube-канале левой направленности POLIGRAF RED — кому интересно, может посмотреть по ссылке. Мы же кратко подведём итоги.

Нужны ли Беларуси перемены? Безусловно. Имеет ли народ право знать, какие именно перемены предлагает ему оппозиция? Вне всякого сомнения. Команда Тихановской должна, наконец, определиться с тем, что она предлагает белорусам. Пока лично я наблюдаю постоянные метания. То написали программу, то вдруг её быстренько потёрли. Завтра опубликуют новую и снова удалят?

Так перемены не делаются. И власть так не меняется, раскрою секрет. Люди из команды Светланы Тихановской могут пока выезжать на негативной риторике в адрес Лукашенко, на критике жестоких действий ОМОНа, но сплотить людей вокруг конкретного набора идей они не могут. На какую-то более-менее отдаленную перспективу с таким подходом можно не рассчитывать. Когда в 1917-м свергали Временное правительство, его свергали не ради свержения. Народ хотел реализации лозунгов «Землю — крестьянам!», «Фабрики — рабочим!», «Мир народам!» Когда в 1991-м Ельцин сотоварищи хоронил КПСС, под «переменами» понимали демонтаж социалистической системы и переход на капиталистический путь развития. Даже на майдане в 2014-м было чёткое требование: подписать ассоциацию с Европейским Союзом и выбрать иной геополитический вектор развития Украины. А здесь что? Требование новых выборов? Но этим требованием невозможно размахивать вечно. Не пойдёт власть на уступки — и что делать? Годами требовать новых выборов, пока не придёт срок проведения очередных? Пытаться ниспровергнуть президента насильственным путём? Чревато последствиями.

Пока протесты идут на спад, самое время заявить свой план реформирования Беларуси. Власть, находящаяся не в самой удобной ситуации, в любом случае будет вынуждена в каких-то вопросах идти на уступки. Разве это не будет достижением оппозиции? Или задача другая, а перемены — ширма? Очень хотелось бы верить, что это не так…

Виктор Попов