«Испанка»… Это слово встречалось нам разве что на страницах исторических романов о Гражданской войне. Да еще главный герой киносаги о вампирах «Сумерки» – Эдуард Каллен в исполнении Роберта Паттинсона умирал как раз-таки от «испанки», после чего и обрел бессмертие. На фоне последних событий забытую эпидемию вековой давности начали вспоминать все чаще. Но можно ли сравнивать ужас, царивший на планете в 1918-20 годах, с тем, что мы переживаем сегодня?..

Для начала – о названии. «Испанкой» ту форму гриппа начали называть вовсе не потому, что она зародилась на Пиренейском полуострове. Просто мир был охвачен Первой мировой, и воюющие страны из соображений секретности (зачем лишняя паника?..) далеко не сразу начали извещать население о массовой угрозе. Первой это сделала пресса нейтральной Испании в мае 1918-го, отчего в мире и возникло ощущение, что болезнь начала распространяться оттуда.

На самом же деле первый случай «испанки» был зарегистрирован в США 11 марта 1918-го. Симптомы болезни были одинаковыми у всех заболевших — резкая головная боль сочеталась с ломотой в костях, резким понижением давления, тахикардией, повышением температуры до 39-40 градусов, кашля с кровью и мокротой, тошнотой и рвотой. Первым заболевшим официально считается рядовой Альберт Гитчелл, служивший в Форте-Райли, штат Канзас. По иронии судьбы, он выздоровел и прожил долго…

Но и Америка не была родиной «испанки». В Штаты ее занесли из Индокитая, где в 1916 году уже наблюдалось нечто подобное. Тогда болели солдаты французских колониальных войск – вьетнамцы по национальности, подхватившие заразу от местных уток и кур. Но особого значения происходящему никто не придал. В 1917-м массово болели уже китайские крестьяне. Скорее всего, кто-то из них, нанявшись поденным рабочим в США, и привез вирус в Америку. А в феврале-марте 1918-го завербованные в Канаде китайцы перенесли грипп в Европу. В мае 1918-го там болело уже 40 процентов жителей Испании. Нейтральная страна молчать не стала – испанские газеты предупреждали об угрозе весь мир. Так «испанка» начала свое убийственное шествие по планете.

Хроника распространения вируса напоминает хронику боевых действий. В конце апреля 1918 года «испанкой» заболели Франция и Италия, в мае болезнь пошла по Испании, Швейцарии, Португалии, Италии, Сербии, Греции, появилась в Северной Африке. В июне слегли Великобритания, Румыния, Швеция и Германия, появились первые больные в Индии. В июле — заболели Нидерланды, Бельгия, скандинавские страны и Польша.

Особенно тяжело переносила «испанку» Россия, погруженная в хаос Гражданской войны и отсутствия какой бы то ни было медицины. В Киеве ей переболели почти 700 тысяч человек – проще говоря, весь город. В оккупированной немцами Беларуси «испанку» впервые заметили в Мстиславле в августе 1918-го. Тогда же «испанкой» заболели Вятка и Пермь. В сентябре 1918-го эпидемия охватила уже всю центральную Россию, в октябре – Крым. Тогда, осенью 1918-го, «испанка» пошла на второй заход – самый тяжелый удар приняли на себя Африка, США, Польша и Индия, где умерло 5 миллионов человек.

К испытанию пандемией мир оказался совершенно не готов. Во-первых, продолжалась тяжелейшая война, и все силы были брошены прежде всего на это. Во-вторых, уровень медицины начала ХХ века был крайне невысоким – антибиотики еще не изобрели, бороться с гриппом никто не умел (первый штамм выделят только в 1933-м). И в-третьих, бытовые условия большинства населения планеты оставляли желать лучшего, а силы людей были и без того подорваны испытаниями военных лет – недоеданием и постоянным стрессом. Все это привело к тому, что «испанка» начала выкашивать целые города и регионы. При этом в первую очередь умирала молодежь – сильные, крепкие люди с хорошим иммунитетом. Уже много позже ученые установили причину этого: иммунные клетки, сопротивляясь вирусу, разрушали не только его, но и ткани организма.

Читать воспоминания о болезни невозможно без содрогания. Грипп действовал стремительно – человека начинал бить озноб, а уже через пару часов у него была тяжелейшая пневмония с бредом и кровохарканьем. Цианоз (синюшность кожных покровов) у умирающих приобретал такой оттенок, что белых было невозможно отличить от негров. Улицы городов опустели, по ним шагом пробирались только конные повозки, подбиравшие трупы. Морги были заполнены до отказа. Строжайший карантин (храмы, кафе и магазины закрывались не на недели и месяцы – на годы!) не помогал. Люди умирали не только от самой «испанки», но и от неправильного лечения (отчаявшиеся медики давали им по 30 граммов аспирина в день при норме 4 грамма), и от голода или холода – в обезлюдевших городах негде было достать пропитание и топливо.

Сильнее всего пандемия била по бедным странам с низким уровнем медицины. Так, в Замбии из 1 миллиона 412 тысяч жителей умерли 300 тысяч – каждый пятый. В Европе сильнее всего пострадали Испания, Португалия, Италия и страны Балканского полуострова.

Пандемия «испанки» бушевала примерно до весны 1919 года (третья волна, «австралийская», пришлась на февраль-март), после чего заболеваемость резко пошла на спад. А потом вирус исчез так же неожиданно, как и появился. Возможно, он мутировал в какую-то безвредную (или по крайней мере не смертельную) форму. Во всяком случае, ничего подобного «испанке» история человечества с тех пор не знала. «Азиатский грипп» 1957-58 годов и «гонконгский грипп» 1968-69-го, не говоря уж о всяческих свиных, птичьих гриппах и атипичных пневмониях начала 2000-х, ни в какое сравнение с «испанкой» не шли. Уровня смертности в 10-20 процентов до сих пор не достигла ни одна эпидемия.

Количество жертв «испанки» до сих пор неизвестно в точности. Всего ей переболело около полумиллиарда человек (больше 29 процентов жителей Земли), а вот число умерших, по оценкам современных историков, колеблется от 50 до 100 миллионов (от 3 до 6 процентов населения Земли). Для сравнения: в Первой мировой было убито 10 миллионов, во Второй – 50 миллионов человек.

Можно ли сопоставлять происходящее сегодня с «испанкой» вековой давности?.. С одной стороны, аналогия есть – пандемия охватила весь мир, вводятся строжайшие меры безопасности, растет число жертв. С другой – современное человечество защищено все же на порядок лучше, да и условия для развития болезни далеко не такие благоприятные, как век назад. Ни в какое сравнение не идет и количество жертв пандемии – ведь «испанка» убила миллионы уже через месяц после появления.

Вячеслав Бондаренко

teleskop-by.org