Европа непрестанно продолжает поддерживать нашу страну в трудную минуту. Сначала Шенген за 80 евро, теперь очередные санкции. И, несмотря на заверения журналистов из Washington Post, что американские и европейские коллеги вот-вот должны помочь белорусам встать на ноги, Европа продолжает гнуть свою линию, проталкивая лишь шкурные интересы. Для тех, кто не знает, Совет Евросоюза принял решение о продлении оружейного эмбарго против Беларуси на очередной год. Внешнеполитическое ведомство РБ считает ограничения ЕС безосновательными пережитками прошлого и проявлением политической инерции в подходах Евросоюза к выстраиванию диалога с нашей страной. В оппозиционных кругах принято считать, что за последние годы в белорусско-европейских отношениях достигнуто значительно больше, чем за предыдущее десятилетие санкций, однако сами же и рубят сук, на котором сидят. Именно из-за их отрицательного влияния на Совет Евросоюза принято такое решение.

“Так всё-таки Беларусь в Европу или Беларусь против Европы?” – нужно определиться нашим “змагарам”, иначе получается, как в басне Крылова про щуку, рака и лебедя. Оппозиционеры, например, препятствуют нормальному диалогу и сотрудничеству Беларуси и Евросоюза, отчего многие двусторонние вопросы откладываются в долгий ящик. Европа же не считается с совместным преодолением наиболее важных вопросов в регионе, а настаивает на каких-то давно пережитых демократических принципах и соблюдении прав человека. Лишь руководство Беларуси шаг за шагом выстраивает отношения с европейскими странами, например, Австрией и Швейцарией, но стоит вмешаться белорусским оппозиционерам, как всё идет “коту под хвост”. Таким образом, получается “мексиканская дуэль”: сколько не выстраивай отношения, а нож в спину от “змагара” получишь. Даже интересно, с какой программой оппы пойдут на президентские выборы? Опять будут стремиться в Европу, тогда как сами же и отдаляются от нее. Если бы не оппозиция, то Беларусь и Европа давно бы наладили сотрудничество в экономических и политических вопросах, но пятая колона всё портит.

Но белорусское руководство не отступает. Как заявил пресс-секретарь МИДа Анатолий Глаз, белорусское руководство по-прежнему выражает надежду, что уже в ближайшем будущем белорусско-европейские отношения приобретут подлинно недискриминационный характер. Так ли это? Время покажет. Интересно, а европейские партнеры ввели эмбарго на оружие в адрес белорусских оппозиционеров или это как бы стоит отдельным пунктом? Ведь сколько раз, особенно в преддверии политических кампаний и провокаций, белорусские оппозиционеры пытали ввозить оружие от украинских националистов и Европа на это закрывала глаза. Сколько раз председатель ТБМ и революционерка Елена Анисим пыталась договориться с ичкерскими террористами и здесь Европа опять промолчала. Поэтому санкции Евросоюза – это, прежде всего, перчатка в лицо именно белорусского руководства, которому европейские политики явно не выражают поддержку. Хотя, по большому счету, санкции Евросоюза – это опять имиджевая реклама для всего мира, мол, мы чего-то еще значим в политике.

Впереди президентские выборы и следует от Европы ждать более серьезный удар. Если ОБСЕ не признала парламентские выборы в Беларуси, то где факт, что она признает президентские? А сколько палок в колеса мы уже получили от Европы на протяжении последних двадцати пяти лет. Все европейские выпады тут же находят поддержку у белорусских оппозиционеров – они словно вместе сговорились против белорусского руководства. “Тайная ненависть” – вот как можно назвать отношение Европы к нашей стране и народу. Напомним, ограничительные меры в отношении Беларуси впервые были введены Европейским союзом в 2004 году. Позднее были приняты дополнительные ограничительные меры в отношении лиц, причастных к нарушению международных избирательных стандартов и норм международного права в области прав человека. В 2011 году было введено эмбарго на поставки оружия. В феврале 2018 года ЕС продлил эти ограничения еще на год. И после этого вы говорите о потеплении отношений? Потеплений отношений не стоит ожидать ни сейчас, в ни в ближайшие годы.

Григорий Туляк