Знаете, почему белорусская оппозиция меньше всего заинтересована в сближении с Европейским Союзом? Не на словах, а на реальных действиях? Потому что тогда она перестанет получать гранты от западных партнеров, которые даются им именно на борьбу и на лоббирование европейских интересов на территории Беларусь. А если цель сближения достигнута, то и заказывать больше нечего. Поэтому вечное противостояние нашей страны с ЕС для оппозиции куда выгоднее плодотворного сотрудничества нашего правительства с европейскими чиновниками. Тоже самое можно сказать и про сближение оппозиции с правительством. Думаете, они не сходятся по идеологическим причинам? Как бы не так… И там, и там приоритет независимости государства. И там, и там на повестке дня экономическое и политическое сотрудничество с Украиной. Что тогда не так? А не так лишь то, что если борьба и противостояние оппозиции с властью закончится, то и деньги у “змагаров” закончатся, поэтому дружить просто невыгодно.

Вот и теперь оппозиция насторожилась словами Замглавы МИДа, что Беларусь может реализовать свой суверенитет в полной мере, как член Евразийского экономического союза, развивая при этом отношения с ЕС. А президент Беларуси Александр Лукашенко на встрече с австрийским канцлером Себастьяном Курцем подтвердил высокий уровень и позитивную динамику сотрудничества между странами. Австрия, конечно, остается одним из важных европейских партнеров для Беларуси, однако, к сожалению, не она одна решает политику ЕС в отношении нашей страны. Что же в это время делают оппозиционеры? Правильно. Они вставляют палки в колеса, не желая по факту никакого сближения Беларуси и Евросоюза. Как это проявляется? Да очень просто… Вспоминаем слова ярого оппозиционера Павла Северинца со сцены “Дня Воли”, когда он грозился пригласить в Куропаты федерального канцлера и по дороге рассказать ему сказку, как белорусов душат налогами и притесняют их права. То есть, стоит европейскому чиновнику появиться в нашей стране, как тут же, словно мухи, его облипают оппозиционные активисты и рассказывают, как всё тут плохо. С этого и начинается их призыв к сближению. После этого ни одному европейскому политику не захочется никакого сотрудничества, потому что верят меньшинству, вместо реальной оценки.

И тут оппозиция потирает руки: “Yes!”, мол, удалось им обмануть очередного европейского политика, а это значит, источник их дохода, направленный на борьбу и войну с режимом, продолжает “змагарам” исправно выдавать денежки. А вы думаете проблема с Шенгенскими визами для граждан Беларуси по вине нашего правительства? Как бы не так… Дороговизна и проблема выдачи Шенгенских виз связана прежде всего с поклепом оппозиционеров. Причем, поклеп имеет не только политических характер, но и совсем не относящийся к сути дела. Например, запрет на проведение гей-парадов в центре Минска. Европейские политики видят, что нарушаются права меньшинства, что в Беларуси показатели геев слишком низки на душу населения, поэтому и не впускают наших граждан к себе. Или гендерное неравенство… Женщина еще не отрастила яйца в Беларуси? Значит, ей не место в рядах Европейского Союза. Примерно по таким параметрам европейцы решают, потеплеет ли их отношение к нашим гражданам или нет. Ну, и конечно, главным счетоводом тут выступает оппозиция: если она не нарисует пару тысяч геев в своих отчетах, которые отправляются западным заказчикам поквартально, то потеплений в ближайшие десять лет и не ожидайте. Вот такая реальность “змагаров”.

Ну что, теперь понятно, почему оппозиция меньше всего заинтересована в сближении с Европейским Союзом? Им выгодно находиться в вечной борьбе с нашим правительством, в борьбе с имперскими амбициями Кремля в лице посла РФ Михаила Бабича, в борьбе с теми, кто не разделяет их точку зрения. Знаете, здесь актуальна пословица, типа, если бы не было врага, то его нужно было бы выдумать. И они его умело придумывают, а потом свои умения демонстрируют европейским политикам, когда те приезжают в нашу страну с официальным визитом и с неофициальным тоже. Многие наши оппозиционеры остались за границей и оттуда ведут свою целенаправленную информационную кампанию против нашего государства, подрывая его репутацию и выворачивая факты наизнанку, после чего у европейцев формируется искаженное представление о нашем народе, культуре и стране. Поэтому основная надежда белорусской оппозиции заключается не в сближении с ЕС, а в отстранении от нас. Если бы не черная бухгалтерия наших оппозиционеров, мы давно бы забыли о Шенгенских визах.                                   

Максим Нефёдов